Ядовитые растения — Загадочный язык трав

Индекс материала
Ядовитые растения
БЛАГОСЛОВЕННА КАЖДАЯ БЫЛИНКА
Так что же в таком случае яд?
Гармония в природе
Загадочный язык трав
Перепутавшее время растения
Все страницы

Страница 5 из 6
Загадочный язык трав

На Планете никогда не существовало народа, который cовсем не пользовался бы ядовитыми растениями для излечения разнообразных недугов. Как вышло народной медицине обратить зло ядовитых растений в добро? Как например выяснили, от каких болезней и в каких дозировках способны оказать помощь смертельные яды? На подобные вопросы на данный момент трудно ответить.
Среди медиков а также фармацевтов открытие Сертюрнера произвело сенсацию. Была подтверждена возможность извлечения из растений их основного вещества, «активного принципа», «квинтэссенции», т. е. терапевтически действенного лекарства. Стали отыскивать еще, и быстро слухи о новейших открытиях посыпались как из рога изобилия.
В 1818 г. парижские фармацевты П. Ж. Пеллетье и Ж. Б. Кавенту из семян рвотного ореха — чилибухи выделили стрихнин а ещё бруцин, а затем в 1820 г. этими же исследователями из коры хинного дерева был получен хинин.
В 1819г. из коры кофейного дерева получилось выделить кофеин, позднее из табака был выделен никотин, из самшита — буксин, из белладонны — атропин, из белены — гиосциамин, из листьев коки — кокаин, из семян клещевины — рицинин и т. д.
Русским химикам исследующих алкалоиды, удалось выделить в пределах 40 алкалоидов.
В данное время исследовано более 1000 разновидностей алкалоидных растений. Считают, буд-то бы более 400 видов растений, произрастающих в нашей стране, включают в себя алкалоиды. Продолжается изучение и большинства других видов.
В настоящее время известно уже более 2500 алкалоидов. В монографии Т. А. Генри «Химия растительных алкалоидов» приводится перечень соединений а также синтетических препаратов, изготовленных на их основе. Он насчитывает больше 141 280 названий, и более того невозможно заявить, каким окажется количество растительных алкалоидов, их производных а также заменителей лет так через 30. Внимания к данным веществам cовсем не ослабевает, невзирая на открытие антибиотиков а также разработку ценных химических лекарств. И конечно же это потому, что нередко любому из алкалоидов присуще свое, индивидуальное, характерное а ещё незаменимое действие. Они по-различному токсичны, встречаются среди них даже почти неядовитые (рицинин — алкалоид клещевины, тригонеллин, содержащийся во многих растениях), а также большинство способны подобно физостигмину — алкалоиду калабарских бобов (физостигмы ядовитой) — быть единовременно и ядом и противоядием.
В Западной Африке, по берегам реки Ольд-Калабра, впадающей в залив Биафру, существует вьющаяся лиана с симпатичными ярко-красными цветками — калабарский боб (Physostigma venenosum) из семейства Бобовых. Аборигены Гвинеи с давних времен использовали плоды данной лианы, под названием «эзера» для того, чтобы установить вину человека в каком-нибудь преступлении. Симптомы отравления проявлялись поначалу в резком возбуждении, впоследствии — в постепенно нарастающем параличе.
Основной алкалоид калабарских бобов — физостигмин, или эзерин, блокирует влияние довольно важного фермента организма — холинэстеразы. В случае если данный фермент отравить, начнет в огромном количестве накапливаться ацетилхолин, передающий возбуждение (нервный импульс) с окончания нервного волокна на мышечную клетку. Холинэстераза контролирует данный процесс, расщепляя избыточный ацетилхолин. В случае же когда он выйдет из-под контроля, возбуждение мышц достигнет максимума вплоть до возникновения судорог а также разрыва мышц. В том случае, когда ацетилхолин накопится  в большенстве синапсах (местах сближения мышц с окончаниями нервных волокон), это первоначально вызовет резкое возбуждение, в дальнейшем — паралич.
Занятно, то, что алкалоид белладонны — атропин действует ровно противоположно: лишает нервные окончания чувствительности к ацетилхолину и конечно же этим блокирует передачу нервных импульсов на мышцы. В итоге мышцы расслабляются. Алкалоиды вмешиваются в значимые процессы, идущие в организме: передачу нервного импульса, возможность мышц сокращаться, работу сердечно-сосудистой системы, процедуру осуществления дыхания. В терапевтических дозах они в состоянии оказать помощь при самых разнообразных заболеваниях. Атропин а ещё гиосциамин (алкалоиды белены и дурмана) снимают спазмы сосудов а также гладких мышц внутренних органов; лобелии (алкалоид лобелии одутлой) можно считать мощным возбудителем дыхательного центра и употребляется он в случае отравления ядовитыми газами, потере сознания; эрготоксин (алкалоид спорыньи) в тандеме с атропином успокаивает нервную систему.
В китайском лекарственном растении «ма-хуанг» (под наименованием «ма-хуанг» в китайской народной медицине значились различные виды эфедры) был открыт эфедрин. Минуло практически 40 лет, прежде чем увидели сходство (по действию) эфедрина с гормоном надпочечников — адреналином. Таким же образом же как и адреналин, эфедрин сужает сосуды, повышает кровяное давление, расширяет зрачок, приводит в действие усиление секреции слюнных и слезных желез. Позднее заметили впрочем некоторые отличия. Эфедрин действует медленнее, и всё же постояннее (примерно в 10 раз дольше, чем адреналин), будучи более устойчивым к изменениям условий обмена веществ. Эфедрин стали употреблять как кровоостанавливающее средство. Помимо этого, выяснили, что он, возбуждая нервную систему, стимулирует деятельность мозга а также может помогать в связи с чем при депрессиях, вызываемых наркотиками, а также при нарколепсии (нарушение бодрствования, проявляющееся во внезапном засыпании во время ходьбы, смеха, разговора и т. п.).
Благодаря изучениям данный алкалоид был обнаружен в российских среднеазиатских кустарниках — хвойниках хвощевом и среднем, в тиссе ягодном, в одном из видов аконита.
В 1920 г. в первый раз были созданы вещества, заменившие природный эфедрин, а затем постепенно спрос на него уменьшился благодаря синтетическому заменителю. Кроме того так протекает всегда в алкалоидной химии: открытие алкалоида в растении — исследование его структуры и фармакологического действия — синтез искусственного алкалоида в лаборатории (в случае если он в самом деле представляет ценное лекарство). Искусственный синтез алкалоидов явился величайшим прорывом в науке. Один из самых первых в истории науки синтез алкалоида болиголова — кониина был проведен в далёком 1886 г. немецким химиком А. Ладенбургом.
Цель синтеза растительных алкалоидов значительно упростилась после того, как была выполнена попытка разъяснить их биосинтез в живых клетках растений.
В 30-х годах прошлого столетия американский биохимик Д. Робинсон разработал теорию, объясняющую формирование алкалоидов. Данная теория послужила стимулом для всех лабораторных синтезов алкалоидов с применением реакций, идущих в растениях. Множество алколоидов получилось синтезировать собственно таким образом, как предполагал Робинсон, т. е. теория отыскала свое экспериментальное доказательство. К тому же, она посодействовала проникнуть в тайну сложного хода биосинтеза алкалоидов в живых клетках растений а также дала возможность разъяснить, по какой причине в одном растении способны образовываться разнообразные алкалоиды (для этого достаточны незначительные изменения исходного материала либо изменения в обмене веществ). По какой причине в двух схожих растениях образуются различные алкалоиды. Стало помимо этого понятно, по какой причине у растений, дальних в систематическом отношении, имеют возможность образовываться однотипные алкалоиды.
Относительно небольшие изменения в обмене веществ или же в исходных веществах приводят к образованию различных алкалоидов у ближайших родственников из семейства Пасленовых. Мандрагора и скополия безумно схожи по алкалоидному составу, однако же меж ними имеются различия, как, к примеру, между дурманом и беленой. А вот от табака, томатов, картофеля а также пасленов они отличаются еще намного больше. В то же время никотин, в первый раз открытый в табаке, был найден в очитке едком, ваточнике сирийском, эклипте белой, в четырех видах плауна а также в хвоще. Подобные открытия выявили химическое родство меж 5-ю различными ботаническими семействами а также такими отдаленными группами, как цветковые растения, хвощи а ещё плауны.
Берберин, алкалоид барбариса, находится еще в 16 родах растений, принадлежащих к разнообразным семействам. Во всем мире растений берберин — наиболее распространенный из всех растительных алкалоидов. Он найден в видах растений из семейств Маковых, Лютиковых, Рутовых и Аноновых. Данный алкалоид а также его препарат — сульфат берберина используются при разнообразных заболеваниях печени и желчного пузыря, и кроме того для лечения язвы.
Одни ботанические семейства отличаются разнообразием видов, содержащих алкалоиды, иные — нет. До относительно недавнего времени cовсем не появлялось сообщений о нахождении алкалоидов в представителях семейства Астроцветных (Сложноцветных). Данное обстоятельство изменилось с тех пор, как стало известно, о том что заболевания печени домашних животных в Южной Африке вызываются алкалоидами, которые содержаться в крестовниках. Из всевозможных крестовников, в том числе и из обширно распространенных сорняков а также из тех, что встречаются в лесах, на болотистых местах а ещё по берегам рек, были выделены алкалоиды одного и того же типа — гепатотоксические, т. е. ядовитые для печени. Подобные алкалоиды нашли в растениях рода гелиотроп и триходесма (семемейство Бурачниковых) а также в разных видах кроталярии (семемейство Бобовых). Из разнообразных видов данных растений было выделено приблизительно 25 алкалоидов. Один из них — платифиллин слабее влияет на печень, оказывает атропиноподобное воздействие на глаза а также кишечник. Во время заболеваний органов брюшной полости он обладает преимуществами перед атропином и используется как спазмолитик, снимающий боль во время приступов, к примеру, желчнокаменной болезни. Ключевым его источником можно считать крестовник плосколистный.
//

Близость ботанического происхождения в некоторых случаях рассматривается как единственное из доказательств, подтверждающих принадлежность различных алкалоидов к единому структурному типу химических соединений. Данное в свою очередь обусловливает их сходное воздействие. Например, аконит (борец) а также дельфиниум (живокость), оба принадлежащие к семейству Лютиковых, включают в себя похожие и достаточно ядовитые алкалоиды — аконитин и дельфиний. Казалось бы, после указанного можно классифицировать алкалоиды по их принадлежности к единому семейству либо по сходному фармакологическому действию. Но последнего осуществить не удалось, постольку поскольку в различных семействах встречается один и тот же алкалоид, а вот разные алкалоиды в некоторых случаях оказывают одинаковое действие. Так например, пахикарпин (алкалоид софоры толстоплодной), кониин (алкалоид болиголова), никотин (алкалоид табака) а ещё анабазин (алкалоид анабазиса) безумно похожи по воздействию. Данное навело на предположение об их химическом родстве. Благодаря этому классифицируют алкалоиды в зависимости от их химического строения.
Любопытно, то, что в одном и том же растении имеют возможность «уживаться» алкалоиды разнообразных типов. Как например, в аконите (борце аптечном) совместно с   характерными аконитовыми алкалоидами были обнаружены эфедрин к тому же спартеин. А также, наверное, не менее любопытно, что в организме ряда животных встречаются те же алкалоиды, что и в растениях. Так например, тригонеллин встречается в георгине, садовом горохе, семенах конопли, пажитника, в овсе, картофеле, разных видах строфанта, в кофе. Витамин РР (никотиновая кислота) выделяется из организма животных а также человека так же в виде тригонеллина.
- Меристема — ткань, которая состоит из мельчайших клеток с тонкими стенками а также крупными ядрами. Размещена в быстро растущих частях растения — в кончиках
корней, стеблей и др.
В каких же участках растений размещены их удивительные лаборатории? Данный вопрос cовсем не праздный, все-таки от этого напрямую зависит, какие части растений брать в целях получения алкалоидов. Во время исследовании растений семейства. Пасленовых удалось констатировать, что алкалоиды образуются предварительно в клетках меристемы корешков, в случае когда те достигают всего 3 миллиметров, и всё же имеют возможность синтезироваться впрочем и в клетках листьев либо перемещаться туда из корней. У белладонны наблюдалось существенное перемещение алкалоидов из корней в листья а также сравнительно незначительное — в противоположном направлении. Никотин а также анабазин так же первоначально образуются в корнях, а затем транспортируются в надземные органы.
Мы многого еще cовсем не представляем об подобных загадочных лабораториях, в которых в свою очередь незаметно для посторонних наблюдателей идет удивительный биосинтез. Его начальные вещества чрезвычайно просты. Это углекислый газ а также вода (обязательное требование — энергия Солнца). Подобные же реакции в лабораториях требуют специального оборудования, больших температур, затрат значительно большего времени, большого количества реактивов.
А вот для каких целей алкалоиды необходимы самим растениям?
Многие химики находят их балластными продуктами, оставшиеся — средством защиты, третьи — запасными веществами. Вероятно, алкалоиды исполняют в растениях роль возбудителя а также тормоза, т. е. оказывают воздействие, похожее на воздействие гормонов в организме животных.
Минуло более трех веков с того времени, как в первый раз кора хинного дерева появилась в Европе. Ни одно из целебных растительных средств cовсем не привлекало к себе настолько огромного внимания, как это. Рассказывали мифы об открытии чудодейственной хины. Как будто бы когда то пумы, больные лихорадкой, на глазах у людей лечились корой хинного дерева. Либо же больные малярией индейцы пили воду из болот, в которых в свою очередь произростали хинные деревья и конечно же таким образом исцелялись естественным настоем их коры. А возможно вера, в то что горечи имеют возможность изгонять злых духов, содействовала тому, что стали принимать хинную кору — все-таки проблематично представить что-нибудь горше хины.
В 1638 г. индейской «красной водой» была вылечена от малярии супруга вице-короля Перу Ана дел Чин-Чон. Благодаря ей о хине услышали в Европе. В связи с этим родовое наименование хинного дерева (Cinchona) было дано Линнеем в честь данной королевы.
Множества написано книг о терапевтической ценности хины, о том, как кору деревьев стали отправлять огромными партиями из Перу, в случае когда ее действенность в борьбе с малярией была подтверждена. Деревья хищнически вырубали, и более того к середине XIX в. появилась угроза их полнейшего уничтожения, в Южной Америке.
В некоторых случаях исследователи-ботаники, с риском для своей жизни (а в некоторых случаях жертвуя ею) собирали семена дерева, добывали его саженцы для того, что бы отправить из Перу (власти Перу, боясь конкуренции, запрещали их вывоз в иные страны под страхом смертной казни). И все же-таки семена а также саженцы удалось переправить из Перу на о. Яву, на о. Шри-Ланка (бывший Цейлон) и в Индию.Потихоньку были освоены плантации хинных деревьев, а затем о. Ява выдвинулся на место самого большого поставщика коры хинного дерева на мировом рынке.
Впоследствии в марте 1942 г. о. Ява был оккупирован Японией, и конечно же количество коры хинного дерева на мировом рынке сократилось буквально на 90%. В тот момент еще cовсем не имелось иных лекарств для лечения малярии. В связи с потребностью в подобных лекарствах заново проснулся интерес к странам, где произростали хинные деревья, — к о. Шри-Ланка, Индии, к Центральной и Южной Америке.
В Конго, на Филиппинских островах, в Танзании а также Советском Союзе (на Черноморском побережье Кавказа), на котором также существовали плантации хинного дерева, эксплуатация их была усилена. Ботанические экспедиции Соединенных штатов америки во время второй мировой войны вели розыски естественных зарослей цинхоны в районах Центральной а также Южной Америки.
Понемногу было открыто приблизительно 40 разновидностей растений, содержащих хинин, не считая цинхоны Леджера (Cinchona ledgeriana), названной в честь британского купца Чарльза Леджера, приславшего семена хинного дерева в Европу а также цинхоны красносоковой (Cinchona succi-rubra). На западных склонах Анд заметили крупные заросли ремиджии цветоножковой (Remigia pedunculata), из коры которой в свою очередь есть возможность получить до 3% сульфата хинина.
За исключением хинина удалось синтезировать ещё и иные противомалярийные препараты. Все же, данному предшествовал длительный путь открытий в области химического изучения алкалоидов цинхоны.
В настоящее время из растений, содержащих хинин, выделено приблизительно 25 алкалоидов, важнейшие из которых в свой очередь — хинин, хинидин, цинхонин а также цинхонидин. По убывающей противомалярийной активности на 1-ом месте стоят хинин а затем хинидин (в подобном отношении равноценные), следом идут цинхонин а затем цинхонидин.
Во время кризиса хинина во годы второй мировой войны в огромном объёме были развернуты работы по синтезу заменителей хинина а также испытанию активности уже имеющихся препаратов (акрихина, сульфамидных лекарств). В итоге были разработаны а затем испытаны тысячи новейших веществ, открыта противомалярийная активность соединений новых типов. Отыскали использование хлорхинин, плазмохин, пентахин, плазмоцид, палудрин. Плазмохин, акрихин а также плазмоцид числились открытыми еще до войны. Открытие палудрина представляло особенный интерес, постольку поскольку данный препарат можно считать представителем новейшей группы противомалярийных средств другого химического строения, нежели хинин а также его производные.

Вплоть до введения в медицинскую практику сульфамидных препаратов а также антибиотиков хинин а ещё его производные были единственными терапевтическими средствами для лечения многих бактериальных инфекций. Одни препараты хинина с фурором использовались для лечения пневмонии. Иные оказались наподобие кураре миорелаксантами (расслабляющими скелетную мускулатуру), третьи могли вызвать местную анестезию. Хинидин впрочем и в настоящее время используется в целях лечения сердечной аритмии.
В 1881 г. из болиголова пятнистого, двулетнего растения из семейства Сельдерейных с безумно противным, мощным запахом мышиной мочи, немецкий химик Август Вильгельм Гофман выделил алкалоид кониин. Потом в лаборатории венского фармаколога профессора Карла Шроффа задумали испытать влияние этого яда. Помимо научного интереса имелся кроме того и второй: согласно сказанию соком болиголова по распоряжению афинских властей в 399 г. до н. э. отравился Сократ.
Историки древнего Рима Плиний и Тацит свидетельствовали, буд-то бы именно болиголов в Греции употребляли для казни преступников, и данный вид наказания был весьма распространен. Предугадывают, буд-то бы казнь ядовитыми растениями внедрили в начале правления 30 тиранов в момент распада Афинского государства. Римляне именовали ядовитый напиток из сока болиголова «sorbito cicutae».
Определенные ученые предположили, в то что кроме болиголова в состав Сократова кубка имел возможность быть подмешан сок иного растения данного же семейства — веха ядовитого, либо цикуты.
Если болиголов пятнистый встречается на огородах а также пустырях, у дорог а ещё на свалках, листья его похожи на листву петрушки а ещё на стебле прекрасно заметны красные пятна, то цикута произрастает по берегам рек либо озер, на заболоченных лугах, а также иногда в воде.
Вех ядовитый — многолетнее либо же двулетнее растение высотой до 120 сантиметров; стебли толстые, изнутри пустые, снаружи красноватые. Листочки двояко-троякоперистые, рассеченные на узколинейные либо же ланцетные доли.
Цикута коварна, собственным приятным морковным ароматом, корневище ее сладковато на вкус. Он похож на брюкву либо редьку, все же в разрезе допустимо увидеть поперечные перегородки, разделяющие внутренность корневища на полости (наименование «цикута» происходит от греческого слова «cyein» — «пустой»). Все растение значительно ядовито, но в особенности его корневище: от 100 до 200 г его хватает, чтобы убить корову, а 50 — 100 г убивают овцу.
Ядовитость цикуты сохраняется в процессе варки а также сушки. Действующим началом в растении можно считать цикутотоксин, малоизученное вещество, поражающее центральную нервную систему. В опытах на животных в минимальных дозировках цикутотоксин угнетал центральную нервную систему, уменьшая двигательную активность а также кровяное давление. За исключением цикутотоксина в корневище цикуты открыты флавониды кверцетин а ещё изорамнетин. В отечественной народной медицине корни а также корневища цикуты использовались наружно в случае тех или иных кожных болезнях, ревматизме и подагре.
Ключевым ядом болиголова, как уже говорилось, является кониин. Фармакологи прошедшего века века заинтересовались кониином, поскольку поскольку думали, будто бы ему, как лекарству, принадлежит огромное будущее. По окончании опытов на животных пришли к выводу, в том, что их смерть наступает от паралича дыхательных мышц. И всё же о воздействии различных доз кониина на человека в то время ничего cовсем не было известно.
В лаборатории профессора Шроффа нашлись добровольцы — студенты-медики, решившие протестировать яд на себе. Любой из них (их было трое) по 9 раз подвергал самого себя опасности смертельного отравления. Они принимали настойку болиголова, после чего рассказывали о собственных ощущениях.
Вне зависимости от дозировки кониина по истечению 3 минут после начала опыта возникало чувство тяжести в голове, лицо становилось горячим а также красным. Сознание затемнялось, наступало головокружение, было нереально мыслить а также концентрировать внимание на чем-нибудь. Ухудшалось зрение, расширялись зрачки, снижался слух, притуплялось осязание, кожный покров становился как будто пушистый, казалось, будто бы по нему бегают мурашки. Вскоре испытуемые до такой степени ослабли, что едва были в состоянии держать голову. После того, когда эксперимент прекратился, они с трудом смогли дойти до дому, походка была полуавтоматической, они как будто бы подталкивали туловище вперед, при этом мышцы практически cовсем не работали. В процессе подъёма вверх по лестнице а также дома, в случае когда понадобилось снять обувь, у них начались судороги в икроножных а также во всех прочих мышцах, которые в свою очередь понадобилось напрягать. Отравление сопровождалось тошнотой а также расстройством желудка, лица к завершению эксперимента побледнели, щеки ввалились, пульс первоначально учащался, впоследствии становился реже а также весь период был ослабленным.
Постольку данный опыт привел всего лишь к слабенькому подобию тех ощущений, которые в свою очередь перед смертью выпали на долю Сократа, допустимо представить, насколько тяжелее он умирал, чем это обрисовал его ученик Платон в своем «Федоне».
Несколько более поздние наблюдения над отравленными кониином продемонстрировали, что признаки отравления наступают мгновенно по той причине, что кониин, попав в желудок, моментально начинает всасываться в кровь. Он приводит к параличу центральной нервной системы, окончаний двигательных а также чувствительных нервов (обездвиживание, потерю чувствительности), увеличение секреции желез (слюнотечение, тошноту, рвоту, понос), сбой дыхания. Смерть наступает от паралича дыхания.
В литературе упоминаются три формы отравления данным ядом: паралитическая («форма Сократа»), бредовая а ещё форма головокружения с расстройством зрения. Зачастую все данные три формы появляются синхронно.
Отравления болиголовом можно встретить впрочем и в настоящее время. Его листья по ошибке употребляют как листья петрушки, корень — как корень хрена, плоды — как плоды аниса. Упоминаются случаи отравления болиголовом детей. Во время выпаса скота в тех местах, в которых произрастают цикута и болиголов, наблюдались случаи отравления домашних животных.
Была бы возможность спасти Сократа в наши дни, владея современными познаниями?
Цикутотоксин и кониин связываются активированным углем (при промывании желудка смесью активированного угля) и танином. Противоядием выступает 5—10%-ный раствор соляной кислоты: с кислотами кониин запросто создает соли. Отравившемуся ядами омегов назначают сердечные средства.
Танин — представляет собой галлодубильную кислоту, получаемую из «чернильных орешков» — наростов на молоденьких побегах малоазиатского дуба, либо же сумаха, скумпии. С алкалоидами он создает малорастворимые соединения, которые в свою очередь практически не всасываются в кровь. Оказывается, 5%-ного раствора танина было бы в полной мере достаточно для того, чтобы спасти Сократа моментально после принятия яда. Впрочем все меры оказали бы помощь исключительно в том случае, если бы были предприняты до резорбции, т.е. до момента всасывания яда в кровь. Дело в том, что собствено для кониина и цикутотоксина до сих пор, пока cовсем не существует противоядий, которые могут нейтрализовать их воздействие в крови.

Следующая страница: Перепутавшее время растения

 

<< Предыдущая - Следующая >>


Ядовитые растения - Загадочный язык трав - Мир цветов!

фото Ядовитые растения - Загадочный язык трав

Смотрите и другие статьи о цветах:

  • Кармашки слив.
  • Сорт яблони Первинка.
  • Выращивание тюльпанов в домашних условиях.

  • Помните, вы всегда можете оставить свой комментарий ниже и посмотреть, что думают другие читатели.

    Метки записи:   , ,
    Оставьте комментарий к этой записи ↓

    Ваше имя *

    Ваш email *

    Ваш сайт

    Ваш отзыв *

    * Обязательные для заполнения поля
    Внимание: все отзывы проходят модерацию.